Три секрета долголетия

Много лет назад я работал в журнале «Новый Крокодил». Если соцопросы о возрасте моей целевой аудитории не врут, то вы такой журнал не застали. Поэтому объясняю: это была одна из инкарнаций главного советского сатирического журнала.

Работая в «Крокодиле», я познакомился с карикатуристом Борисом Ефимовичем Ефимовым. Когда-то вся страна знала его карикатуры об американской, японской и израильской военщине. Так вот, когда мы познакомились с Борисом Ефимовичем, ему было сто шесть лет. Прямо скажем, не мальчик.


Однако в возрасте Борис Ефимович сохранял прекрасную память и позитивный настрой. Так получилось, что на следующей день после нашей первой встречи и вполне формального знакомства я заметил его на некоем культурном мероприятии и подошел поздороваться. Я не очень надеялся, что он меня вообще запомнил и уже приготовился кратко напомнить о том, кто я вообще такой, как Борис Ефимович крепко пожал мне руку и сказал: «Александр Владимирович Молчанов, здравствуйте!» Вот-те номер. Я сам-то не всегда вспоминаю, как у меня отчество, а он запомнил.

Позже мы встречались несколько раз, я бывал у него дома в «известинском» доме неподалеку от гостиницы «Украина». В шкафу у него стоял портрет его расстрелянного брата, великого журналиста и редактора Михаила Кольцова. Когда мне было четырнадцать, я мечтал стать репортером и таскал репродукцию этого портрета, вырезанную из журнала «Огонек» в своем школьном портфеле.

Однажды я спросил Бориса Ефимовича, в чем секрет его удивительного долголетия. Он ответил, что секрет действительно существует. Более того, это не один секрет, а целых три.

Первый – это регулярные физические упражнения.

Борис Ефимович круглый год каждое утро открывал окно в комнате настежь и делал 456 приседаний. Почему именно столько – я не знаю. Вам задание на сегодня – попробуйте сделать хотя бы 456 приседаний по рецепту Бориса Ефимова.

Я пробовал, весьма и весьма способствует, хотя на следующий день ходишь по городу этак, слегка подпрыгивая, как Волк в «Ну погоди!» после танцев на пневматическом прессе.

Однако, второй секрет.

Редакция журнала «Крокодил» размещалась на 12-м этаже здания газеты «Правда» напротив Савеловского вокзала. Все сотрудники, приезжая на работу, шли к лифту и поднимались наверх. Все, кроме Бориса Ефимова.

Он всегда поднимался и спускался на 12-й этаж пешком. Подъем и спуск по лестнице – это лучшая кардиотренировка, какую только можно придумать.

Мне случалось подниматься по этой лестнице. Виды там из окон открываются не очень живописные. А к двенадцатому этажу начинаешь вспоминать Стига Ларсона, которого такой подъем по лестнице загнал в могилу. Так что лучше начать с малого – с подъема на 2-3 этажа пешком.

Кстати, если у Бориса Ефимовича была возможность идти куда-то пешком, он всегда шел пешком.
Итак, если вы живете или работаете где-то на высоте, попробуйте с сегодняшнего дня не пользоваться лифтом. Поднимайтесь и спускайтесь по лестнице пешком, тренируйте сердце и живите до ста восьми лет, как Борис Ефимов.

Третий секрет – это позитивный настрой. И главное проявление этого позитивного настроя у Бориса Ефимовича – это то, как он отзывался о работе коллег. Он всегда хвалил других художников.

Если это кажется вам необычным, видимо, вы просто никогда не разговаривали с живым художником. Не хочу обобщать, но все встреченные мною художники отличались весьма специфическим отношением к творчеству коллег.

Когда я работал главным редактором «Нового крокодила», я мог провести два часа, выслушивая от одного художника замысловатую речь о том, как хорошо он рисует и что на его творчестве нужно учить молодых. А потом он выходил из моего кабинета, заходил другой художник и спрашивал – «Зачем ты так долго болтал с этой бездарностью? Он же совсем рисовать не умеет».

Только Борис Ефимович мог, листая свежий номер журнала, в котором уже много лет не было его карикатур, весело смеяться и приговаривать: «Ай, какие молодцы! Какие хорошие карикатуры!»

Хвалить других — пожалуй, это самое трудное, и в то же время самое важное умение. А что делать, если не нравится то, что делают ваши коллеги? А как можно их хвалить, если они конкуренты и отбивают у вас ваших заказчиков?

Запомните: Если вы найдете в себе силы всегда искать не худшее, а лучшее в том, что делают окружающие. Если вы будете всегда находить повод похвалить любого человека за сделанную им работу, поверьте, у вас всегда будет отличное настроение. И долголетие вам будет гарантировано.

Сделайте: 1) 456 приседаний каждое утро. 2) Лифтом больше не пользуемся 3) О работе коллег – только хорошее.

Было интересно? Поставьте лайк! Было полезно? Сделайте репост!
Коллеги, если вы занимаетесь бизнесом, или планируете открыть свой бизнес, или собираетесь превратить в бизнес то, чем вы занимаетесь сейчас, в нашей мастерской продолжается набор на онлайн-курс «Сторителлинг для бизнеса».
Места на курсе, как обычно, разлетаются, как горячие пирожки с капустой, поджаристые, хорошо пропеченные, пахнущие горячим хлебом, когда глотнешь глинтвейна, сидя на берегу реки в открытом кафе, надкусишь пирожок, а в это время со стороны гор подует свежий, пронзительный… боже, что я несу!

Короче, вход здесь:
http:// http://alexandermolchanov.ru/course/716/

Быть знаменитым сценаристом

БЫТЬ ЗНАМЕНИТЫМ ДЛЯ СЦЕНАРИСТА — не красиво, а производственная необходимость

 

 

 

 

 

 

 

Если вы хотите быть успешным сценаристом, вам придется стать знаменитым. Вы не ослышались. Именно знаменитым.

Конечно, речь идет не об известности леди Гаги или Мадонны. Такая известность скорее может повредить сценаристу, чем помочь. Нужно быть известным в узких кругах. Создать себе в этих кругах статус эксперта – человека, который знает о своем деле больше, чем все остальные. Для этого нужно создать точки касания – это точки, в которых потенциальные заказчики узнают что-то о вас. Не обязательно это должно быть прямое соприкосновение с вами – это работает хуже. Гораздо лучше, если заказчик несколько раз узнает о вас от кого-то еще.

Маркетологи говорят, что большая часть сделок происходит после 7-8 касания. Вам нужно обеспечить эти касания с вашими потенциальными заказчиками. Вот несколько точек, где происходят касания:

1) Титры. Даже так: титры успешных фильмов. Как я уже говорил раньше, сценарист обязан иметь в своей фильмографии по крайней мере один успешный проект, фильм-визитку, локомотив своей карьеры. Титры мало кто читает. Но без этого – все остальное не имеет смысла.

2) Фильмография на поисковых сайтах. Перед там, как с вами встретиться, любой продюсер обязательно заглянет на «Кинопоиск» или «Кино-театр», чтобы посмотреть на вашу фильмографию. Эти сайты обновляются медленно, многие проекты попадают туда с запозданием, постарайтесь сами следить за тем, чтобы ваши последние проекты были там отражены (Сапожник без сапог – другим советую, а у самого никак руки не доходят написать на «Кинопоиск» где на моей странице нет половины моих фильмов).

3) Соцсети. Блоги. Ваш фейсбук – это ваше лицо. От поведения в соцсетях очень сильно зависит отношение к вам в профессиональной среде. Знаю по крайней мере двух сценаристов, которые очень резво начинали, но вели себя в соцсетях так безобразно, что с ними уже давно никто не хочет иметь дело. Здесь правило простое: как можно меньше развлекательного контента, как можно больше экспертного. И никаких скандалов!

4) Лекции, семинары, преподавание в киношколах. Медленный, но верный способ добиться экспертного статуса. Он хорош тем, что действительно позволяет поднять свой уровень. Объяснил студентам три раза – сам понял.

5) СМИ. Газеты, телевидение, радио. Давать интервью, быть заметным – это работа, требующая систематических усилий. В это нужно вкладываться, не пускать на самотек. И хотя сценаристы – люди скромные, но нужно себя заставлять. Юрий Арабов однажды сказал, что участие в телепрограммах необходимо для рекламы. То есть он «появляется на людях» вполне сознательно, притом, что вряд ли кто-то способен заподозрить его в нескромности, желании похвастаться. Наверное, сегодня вся страна знает сценариста Арабова. И лишь немногие из людей, знающих сценариста Арабова, смотрели его фильмы, читали его романы и стихи. А теперь давайте проверим – сможете ли вы без Гугла вспомнить фамилию сценариста (выдающегося!), который пишет для Звягинцева? А сценаристов, которые пишут для Учителя? А сценаристов, которые писали для Никиты Михалкова, вспомните? Без Гугла, я сказал, без Гугла!

6) Выступления на конференциях, съездах, участие в фестивалях.

7) …

8) …

9) …

10) … Впишите сюда свои точки касания.

Важно! Каждая точка контакта должна подтверждать ваш экспертный статус. То есть если вы приходите на ток-шоу, посвященное разводам или, не знаю, дрессировке домашних животных – такое появление на публике скорее вредит вам, чем помогает.

Сама по себе известность еще не создает экспертного статуса. Вся страна знает артиста Джигурду. А есть ли у него хотя бы один поклонник?

У вас должно быть правильное сообщение, переданное правильным способом правильному человеку в правильное время. Если ваш сценарий вручат (лучше, если это сделаете не вы) продюсеру, садящемуся в самолет Адлер-Москва (лучше так, чем наоборот) – это значительно увеличит шансы на ваше сотрудничество, чем если бы вы просто отправили свой сценарий на корпоративный е-майл.

У меня есть знакомый журналист, который мечтал работать на телевидении. Не спрашивайте меня, как он это сделал, но он сделал так, что любовница Большого Теленачальника, находясь с ним (Теленачальником) в постели, рассказала о нем (журналисте). Фамилию журналиста я не назову, она слишком известна. Вот уже лет восемь он ведет телепрограмму на одном из центральных каналов.

Вы должны использовать все точки касания, какие возможно и использовать их правильно – для создания у потенциального заказчика впечатления о вас, как об эксперте.

Надеюсь, вы понимаете, что невозможно произвести такое впечатление, не являясь на самом деле экспертом?

Теперь самое главное.

Сколько существует способов связаться с вами? Перечислите их. Составьте список: электронная почта, телефон, сайт, адрес офиса, фейсбук, твиттер, вконтакт, и так далее и тому подобное. Это точки контакта. Не надо путать их с точками касания. Точка касания – это точка, в которой вы касаетесь заказчика. Точка контакта – это точка, в которой заказчик касается вас.

Точек контакта должно быть как можно меньше.

В идеале – одна. То есть вы можете коснуться заказчика множеством различных способов, а он вас – только одним. Доступ к себе нужно затруднить. Заказчик должен сделать усилие для того, чтобы до вас добраться.

Некоторые выбирают телефон. Это годится. Есть люди, которым сложно сформулировать письменно, чего они хотят, проще объяснить по телефону. Но у телефона есть один недостаток – он звонит не тогда, когда вам нужно, а тогда, когда нужно человеку, который набирает номер. Телефон – это поводок, на котором вас держат.

Конечно, у меня есть телефон. Это отличная штука. На нем можно читать книги, смотреть фильмы, слушать лекции, выходить в интернет. Но он отключен большую часть дня. Я включаю его раз в день, чтобы ответить на звонки и позвонить самому по своим делам. Никому не позволяю держать меня на поводке.

Лучшая точка контакта – это электронная почта. У меня около двух десятков почтовых ящиков для разных проектов. И я никогда в них не захожу. На каждом из них настроена пересылка писем и все они стекаются в один ящик, который проверяю раз в день в будние дни. Туда же попадают сообщения из соцсетей и с сайта.

Вот и все. Только одна точка контакта. Очень удобно. Только я решаю, отвечать человеку, который пытается выйти со мной на связь, или нет.

Запомните:
Генерируйте точки касания. Сокращайте точки контакта.

Сделайте:
Составьте список точек касания и проверьте, достаточно ли регулярно вы их поддерживаете. При необходимости – добавьте новые точки касания. Сократите точки контакта.

Ваш
Молчанов

Вот вам ещё одна точка касания — это на наш сценарный канал: https://www.youtube.com/user/kinshiktv
Подпишитесь, чтобы не пропустить новые обучающие, мотивирующие видео.

Сам встречаю каждого нового ученика

Обычно с момента, как человек оплачивает любой наш курс до момента, когда он получает доступ к своему аккаунту, проходит от нескольких часов до суток.

Сейчас объясню, почему.

Доступ я открываю вручную. Каждому. Для этого я переношу письмо с уведомлением об оплате в специальную папку. Потом копирую адрес и ФИО и заношу их в файл в экселе. Потом создаю аккаунт на геткурсе, открываю доступ и отправляю уведомление о добавлении в группу.

Целых три действия на каждого нового ученика. Это совсем нетрудно, когда мы набираем мастерскую — там всего сорок человек раз в три месяца. Но, например, сейчас идет набор в творческую группу и там уже больше ста заявок (кстати, если вы хотели туда вписаться — уже прямо пора-пора поторопиться!):

http://alexandermolchanov.ru/news/trete-sobytie/

Добавлять каждого вручную — это серьезная работа, которая занимает много времени. Плюс заявки приходят в разное время. Прямо сейчас на почте лежат шесть заявок и я буду добавлять их после того, как напишу этот пост.

Эту работу можно было бы автоматизировать. Можно интегрировать геткурс и джастклик, чтобы доступы открывались автоматически.

Можно делегировать. Нанять админа, который будет открывать доступы.

Но. Я хочу делать это сам. Хочу сам встретить каждого нового ученика в дверях мастерской и проводить вас до вашей учебной аудитории. Мне кажется, что это важно.

Я делаю это для себя, но мне хочется, чтобы вы об этом тоже знали.

Если вы оплатили заявку в мастерскую, а доступ не открылся мгновенно, имейте немного терпения.

Я скоро приду к вам. Я возьму вас за руку и отведу вас в аудиторию.

И так будет всегда, пока будет существовать наша мастерская. Даже когда меня уже здесь не будет — я все равно буду приходить и встречать у входа каждого нового ученика и провожать за руку до аудитории.

ЧЕМ ОПАСЕН КУЛЬТ САМОУЧКИ?

В нашем кино презирают ученость. Человек, закончивший киношколу, посмотревший много фильмов и прочитавший много книг, вызывает подозрение – что, недостаточно своего ума, пытаешься жить заемным?
Подозрение перерастает в уверенность, если подозреваемый, скажем, будучи уже работающим профессионалом, посетит какие-нибудь курсы: очевидно, у человека проблемы с творческой потенцией, раз приходится прибегать к помощи специалистов.

Зато у нас обожают самоучек. Тех, кто «университетов не кончал», а вместо этого «до всего дошел своим умом» и делает что-то «пусть корявое, но зато свое, от души». Помню, на одном мастер-классе некая мадам сказала: «Я сразу решила, что учиться во ВГИК не пойду» и зал, в котором сплошь сидели юноши и девушки, обдумывающие житье, взорвался аплодисментами. Меня это поразило. Ведь за минуту до этого данная мадам призналась, что она не сняла ни одного фильма и ее мечта работать в кино так и осталась несбывшейся мечтой. Что, впрочем, не мешало ей проводить мастер-класс для будущих киношников.

На самом деле, откуда идут корни этого культа самоучек, понятно. Из советской системы образования, направленной на консервацию теоретических знаний. В каждом вузе в студентов вкладывали массу совершенно неприменимых в жизни знаний, и один-единственный навык – навык пять лет сидеть за столом в одной позе и ничего не делать.
В свою очередь, перекос в сторону теории произошел из-за того, что преподавателями, как правило, становились теоретики. Это как если бы строить корабли учили люди, которые не построили ни одного корабля, но зато много плавали на кораблях.

В кино происходит именно это – делать кино учат люди, которые умеют и любят смотреть кино. А ведь это не только не смежный навык – это противоположный навык. Хороший кинематографист – всегда плохой кинозритель. Он всегда не согласен с автором. Он эту сцену снял бы по-другому – с другим светом, по-другому поставил бы камеру, поставил бы актерам другую задачу, переписал бы диалог, в конце концов, по-другому бы смонтировал и наложил бы другую музычку. Именно потому, что он видит кино изнутри, а не снаружи. Понимает, как оно устроено и как оно воздействует на зрителя. Он сразу видит не то, что на экране, а то, что было в голове у автора. И с этим он не согласен просто потому, что не бывает двух одинаковых голов.

Если не верите, почитайте в дневниках Тарковского, как он отзывался о работах коллег-режиссеров (и каких режиссеров!).
Поэтому в нашем кинообразовании есть две крайности. Первая крайность самая очевидная – детей учат только кинотеории. Подчеркиваю, я не против кинотеории. Но если вы хотим выучить практиков, теорию нужно подавать через практику. Делез на съемочной площадке может помочь только в одном случае – если нужна толстая книга, чтобы подложить под ножку штатива.

Вторая крайность – когда в ход идет тот самый культ самоучки. Когда кинематографисты-практики начинают рассказывать детям о вреде книжек по структуре сценария, сценарных курсов и призывают «держаться подальше от ремесленничества», работать «по наитию», «выражать себя», не ограничивая никакими правилами.
Причем иногда такие глупости говорят действительно классные кинематографисты, которые на самом деле ремесло знают от и до. Просто очень часто они сами не понимают того, что они его знают. И соответственно, не могут объяснить, что именно и как именно они делают. А бедные дети верят взрослым дядям на слово и, вместо того, чтобы изучать ракурсы, крупности и склейки, пытаются «выражать себя».
А самое прикольное, когда крайности сходятся и возникает взрывной микс, когда детям дают километровые списки для просмотра и чтения, и сверху добавляют, что, когда они придут в кино, им все это придется выкинуть из головы и начать «выражать себя» и «работать по наитию».
Я убежден, что теория — это не более чем способ фиксации практических умений для передачи их следующему поколению. И задача не просто спрятать эти умения в сейф – вы их не для себя прячете, а найти такую форму, чтобы ученик получил не только знания, но и мотивацию для их применения на практике.

Именно поэтому в нашей сценарной онлайн-мастерской я все время стараюсь удерживать баланс между теорией и практикой. Если я что-то рассказываю – то мы тут же это применяем в нашей работе. И наоборот – иногда я прошу учеников что-то сделать, и только после этого объясняю им, что именно они сделали и как это можно применять в их будущей работе.

Александр Молчанов. Письма бунтующего сценариста

Подписывайтесь на наш сценарный канал, смотрите, обучайтесь и применяйте полученные знания на практике:
https://www.youtube.com/user/kinshiktv/

Путь сценариста. Лилия Ким

Лиля Ким о пути сценариста из Североморска в Голливуд, часть 2:

Подписывайтесь на наш сценарный канал, чтобы не пропустить новые видео:

https://www.youtube.com/user/kinshiktv/

 

 

НУЖНО ЛИ НАРУШАТЬ ПРАВИЛА? 

Сегодня нашим сценаристам гораздо легче узнать, чем дышат их коллеги за рубежом. Есть интернет, профессиональная литература легко доступна, да и сценарные гуру, на чьих мастер-классах вырос весь Голливуд, проторили дорожку в Москву. Но все чаще в нашей профессиональной среде слышны разговоры — мол, настоящему художнику не нужны буквари, а настоящее искусство создается всегда с нарушением правил. Ваш покорный слуга с этим категорически не согласен.

Чаще всего нарушать правила хотят те, кто этих правил не знает. Да, читать учебники, да еще по-английски, – трудно. Читать гору чужих сценариев – трудно. Садиться за парту в сорок лет – трудно. Гораздо проще отмахнуться от всего этого и сказать, что никакие правила и вовсе не нужны. Однако тем, кто не поленился и изучил правила, их соблюдение не мешает, а наоборот, помогает в работе.

Более того, при внимательном рассмотрении оказывается, что те правила, которые хотят нарушать наши «бунтари», вовсе не являются правилами, или поняты ими неправильно. Давайте попробуем разобраться — что это за правила и чем грозит их нарушение.

1) «Сценарий должен быть непременно записан особой формой записи – «американкой».

Среди начинающих сценаристов из уст в уста передаются легенды о том, что в кинокомпаниях сценарий отправляют в корзину, не читая, если он не записан «американкой». Это неправда. Многие замечательные авторы знать не знают, что такое «американка» и с чем ее едят и это не мешает им писать сценарии, которые продюсеры отрывают с руками. Это касается и российских сценаристов и американских. Крис Картер писал сценарии «Секретных материалов» красным фломастером на цветной бумаге (чтобы нельзя было снять ксерокопию). Как вы думаете, кто-нибудь ему хоть слово сказал?

У «американки» есть одно немаловажное достоинство – она помогает автору контролировать хронометраж. Вот и все. Сценаристы используют «американку» не потому что это правило, а потому, что это удобно.

2) «Зрителям «тете Мане и дяде Коле» нужно рассказывать истории про их самих».

Ох уж эти тетя Маня и дядя Коля, так часто поминаемые нашими редакторами! Хотел бы я встретить как-нибудь эту парочку и поболтать с ними о том, о сем.

Если вы расскажете тете Мане и дяде Коле правдивую историю их жизни, они вас возненавидят и скажут, что это чернуха. Потому что жизнь тети Мани и дяди Коли, скажем так, не изобилует интересными событиями и героическими поступками.

В общем, такого правила, что тете Мане и дяде Коле нужно непременно рассказывать истории об их жизни, нет. Можете рассказывать тете Мане и дяде Коле все, что захотите.

3) «Все слова, которые произносятся в кадре, должны быть понятны зрителю».

Ничего подобного. Зрителю должно быть понятно, что происходит в сцене, для этого понимать все слова не обязательно. Когда герой говорит: «Квантовая нестабильность в реакторе спровоцировала начало неконтролируемой ядерной реакции» — зритель может знать из всей этой тирады только слово «начало» и при этом понимать, что ничего хорошего это начало не предвещает. И этого вполне достаточно.

Если вы пишете прозу, вы можете написать что-то вроде: «Он сказал несколько научных слов, которые я не понял, но по его интонации почувствовал, что дела наши плохи». В сценарии вы должны дать зрителю эти несколько научных слов. Ну так и дайте их. Если не знаете, какие именно это должны быть слова – обратитесь к специалисту за консультацией.

Для создания у зрителя ощущения компетентности героев, они могут и должны использовать научную, специальную лексику, а также жаргоны и арго.

Герои могут легко переходить на неизвестный зрителю иностранный язык и даже на не существующие в природе языки (клингонский! Эльфийский!). И перевод при этом совсем не обязателен, если зрителю понятно, что происходит в кадре – герои угрожают, спорят или говорят о любви.

4) «На первых 30 страницах сценария обязательно должно что-то произойти».

Нет такого правила. Что-то должно произойти на первой же странице сценария и должно постоянно происходить все следующие тридцать страниц. И на всех остальных страницах сценария после тридцатой страницы тоже что-то должно происходить. Если в вашем сценарии есть страницы, на которых ничего не происходит – выбросьте их.

5) «В фильме должно быть три акта».

Это не так. Три акта сегодня – частный случай и весьма редкий.

В ситкомах два акта, в полицейских процедуралах четыре, в сериалах для кабеля – пять. В полнометражном кино все еще сложнее. Там может быть и два («Жизнь прекрасна») и пять («Тутси») и семь («Скорость»).

Более того, если вы внимательнее присмотритесь к фильмам, которые раньше считались трехактными, вы поймете, что в них на самом деле 4-5 актов.

6) «Герой должен нравиться».

Нет такого правила. Вам нравится Ганнибал Лектор? Зритель должен, осознанно или нет, хотеть быть похожим на героя, желать приобрести какую-то его способность, которой нет у самого зрителя. В случае Ганнибала Лектора такой способностью является вовсе не умение вкусно покушать, а его могучий, на грани гениальности, аналитический ум.

7) «Сцены не должны быть длиннее трёх страниц».

Нет такого правила. Сцена может длиться до тех пор, пока зрителю не скучно. «Веревка» Хичкока — одна сцена, «Макбет» Тары – две.

8) «Нельзя использовать закадровый голос».

Нет такого правила. В биографических фильмах закадровый рассказчик – это лучший способ собрать фрагменты истории в единое повествование. Кроме того, закадровый иронический комментарий дает прекрасные возможности для создания драматического напряжения буквально на ровном месте. Представьте себе Вуди Аллена без закадрового голоса. Представили? То-то же.

9) «Не используйте флешбэки».

Нет такого правила. Величайший фильм всех времен и народов «Гражданин Кейн» весь состоит из череды флешбэков.

10) «Характер персонажей должен меняться».

Нет такого правила. Характер персонажей должен проявляться.

11) «В сценарии обязательно должна быть интрига».

Так и есть. Нужно только понимать, что такое интрига и как ее использовать для удержания интереса зрителя. Например, если вы делаете фильм о войне с фашистами, какая к лешему там может быть интрига? Все (ну хорошо, не все, но почти все!) знают, что фашисты в итоге проиграли. Однако место интриге можно найти даже в фильме про фашистов. Например, зрителям может быть интересно, с кем останется девушка – с унылым подпольщиком или соблюдающем нейтралитет циником. Про это есть один неплохой старый фильм, не могу сейчас вспомнить название…

12) «Зрители должны любить своего героя и ненавидеть его антагониста».

Нет такого правила. Зрители не должны никого любить или ненавидеть. Зрители должны желать победы герою и поражения антагонисту.

13) «В кульминации герой должен физически сразиться со своим антагонистом и уничтожить его».

Если вы пишете боевик – да, так и есть. В романтической комедии сцена драки со смертоубийством действительно будет не очень уместна. Однако в том или ином виде поединок все-таки должен состояться. Просто герои могут скрестить не лазерные мечи, а, например, взгляды над свадебным пирогом. Сцена от этого не станет менее напряженной. А если кульминация обойдется без поединка – зрителю будет чего-то не хватать.

14) «Объём идеального сценария – 110 страниц».

Нет такого правила. См. «Титаник» и «Аватар».

Честно говоря, мне не очень нравится само это слово – «правила». Оно предполагает, что есть некий свод из десяти или тридцати, или трехсот правил, соблюдая которые, непременно добьешься успеха. Такого свода правил, конечно, нет и быть не может. Но есть базовые принципы воздействия на аудиторию. Если вы их знаете и умеете их использовать – смотреть ваше кино интересно. Если не используете – зрителю станет скучно.

Вот это и есть главное правило – автор должен сделать так, чтобы зрителю не было скучно. Никогда не нарушайте его. И да пребудет с вами сила.

Ваш
Молчанов

И мы в нашей мастерской этому правилу следуем:

http://alexandermolchanov.ru/news/vtoroe-sobytie/

Лучшая профессия в мире

Конечно, это профессия сценариста. Возможно, у вас есть знакомые сценаристы, которые стращают вас историями о кровожадных редакторских поправках, или вы читаете блоги сценаристов и вы видите там постоянные жалобы на идиотов-режиссеров, исказивших их прекрасные замыслы, и мерзавцев-продюсеров, обобравших их до нитки. Знаете, кому адресованы эти рассказы? Вам. Все сценаристы мира собрались однажды в одном злачном местечке в Подмосковье и сговорились между собой о том, что они будут рассказывать всем остальным о том, какая трудная у них жизнь, чтобы остальные не бросили свои работы и не подались в сценаристы. Потому что если все будут сценаристами, кто же будет… стоять у станка, или что там вы делаете в свободное от фейсбука время. На самом деле, если бы быть сценаристом было так плохо, как об этом говорят сценаристы, все сценаристы бы уже давным-давно бросили свою работу и встали бы к станку (или у чего вы там стоите в свободное от…), оставив вас без работы. А они почему-то не бросают. Правки вносят («хоть и морщутся, а тру», как говаривал классик), с режиссерами здороваются, даже продюсеров как-то терпят. А знаете в чем секрет? Секрет в том, что сценаристом быть – о-фи-ген-но! Замечательно быть сценаристом. Лучшая работа в мире. Нет другой такой работы. Сейчас объясню, почему.
Во-первых, сценарист занимается творчеством. Да, что бы вы там себе не думали, но даже детективчег для НТВ написать – это творческая работа. Работа, имеющая все признаки творческой. Все время надо что-то выдумывать. И на исполнителя работы она воздействует соответствующе. Обычная работа отупляет, а творческая – развивает. Даже если он пишет детективы для НТВ. Хотите проверить? Нет ничего проще! Попробуйте побухать сначала со сценаристом, а потом с чуваком, который укладывает шпалы. Есть у меня подозрение, что разницу вы почувствуете.Во-вторых, сценарист может ощущать себя причастным к волшебному миру киноискусства. Он может не принадлежать к этому миру, но чувствовать себя – вполне. Очень прикольно ходить по городу и сознавать, что ты – сценарист, а все кругом – ну так… просто люди.

В-третьих, сценарист при всем том не обязан тусоваться с другими киношниками. Не надо ходить на премьеры, не надо высиживать по полдня на совещаниях в Доме Кино. В конце концов, не надо торчать сутками на площадке или в монтажке. Сдал сценарий – и свободен.

В-четвертых, у сценариста до фига свободного времени. Гораздо больше, чем у продюсеров или режиссеров. Режиссер не может во время съемок бросить все и пойти в магазин за мороженым или на пруд купаться. А сценарист может. И даже должен. Себя нужно баловать.

В-пятых, сценарист мобилен. Он может в любой день поехать в любую страну мира и оттуда работать. Такого даже Константин Львович Эрнст не может себе позволить. А сценарист – легко. Половина сценаристов сейчас пишет свои сценарии в Индии (вторая половина – в Финляндии). И только третья половина, самая маленькая, торчит в Москве, да и то только пока делают визы.

В-шестых, сценаристы нормально зарабатывают. Для людей, которые работают три часа в день, сидя в трусах на кухне – очень даже нормально.

В-седьмых, иногда, совсем редко, и далеко не всем, но все-таки некоторым удается написать что-то такое… такое… этакое… ради чего стоит вытерпеть и свободный график и путешествия по дальним странам, и гонорары и сознание своей избранности. Короче, отличная профессия. Замечательная. Лучшая в мире.

А о недостатках этой профессии я вам расскажу подробно (и еще от себя присочиню) в моей сценарной мастерской. И как между этими недостатками лавировать, тоже научу. Обучение у нас проходит онлайн, без отрыва от производства: http://alexandermolchanov.ru/news/vtoroe-sobytie/

Ваш
Молчанов

Интервью с Лилей Ким, ч. 1

Коллеги, приветствую!

Продолжаем серию интервью со сценаристами. На днях мы метнулись в Питер, засели в интеллектуальном кластере «Игры разума» и подробно допросили сценариста Лилю Ким о том, как пишущему человеку с умом и талантом попасть из Североморска в Голливуд. Получилось весьма контентно, инджой:

Ваши лайки и репосты нужны нам! И на канал подписаться не забудьте:

https://www.youtube.com/user/kinshiktv/

Ваш
М.

Самодисциплина для писателей и сценаристов. Предварительное задание №3

Коллеги, приветствую!

Многие из вас задают мне в личку вопросы о написании сценариев. Друзья, еще раз подчеркиваю – на этом тренинге я не буду никого учить писать сценарии. Если вы хотите научиться писать сценарии – пожалуйста, поступайте в нашу сценарную мастерскую. Это здесь:

http://alexandermolchanov.ru/news/vtoroe-sobytie/

Правда, мест в мастерской уже нет, набор на курс закрыт и следующий набор будет только в марте, так что не пропустите.

А теперь, третье задание:

Если вы выполнили два первых задания, то вы примерно понимаете, какой текст вы будете писать на нашем тренинге после нового года. Примерно понимаете тему, формат и жанр. Также мы с вами набросали некий состав событий, что-то вроде примерного плана, даже скорее костяк вашего будущего текста. Ну так, предварительно. В общих чертах. Вы уже знаете, кто будут герои вашего будущего текста и какие с ними будут происходит приключения.

Теперь напишите первое предложение вашего будущего текста.

Только первое предложение.

Ни в коем случае не больше.

Это может быть отличное предложение – ритмичное, звучное, упругое, эмоциональное, вкусное и умное. Что-нибудь вроде:

«Сановитый, жирный Бык Маллиган возник из лестничного проема, неся в руках чашку с пеной, на которой накрест лежали зеркальце и бритва».

Или:

«Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему»

Но может быть и просто обычное предложение. Типа:

«Давно я привык укладываться рано».

Или:

«По утрам он поет в клозете».

Это может быть совершенно невразумительное предложение. Кривое, косое и тупое. Скажем, мой любимый Бульвер-Литтон начал свой роман „Пол Клиффорд“ (1830) фразой: «Стояла темная ненастная ночь». Над этим началом потешались полтора века, а в 1982 году американский университет в Сан-Хосе даже учредил конкурс имени Бульвер-Литтона – на самое отстойное начало романа. Победителю конкурса выплачивается премия в размере 250 долларов. Вот, например, первое предложение, которое выиграло конкурс в 2003 году: «Это была их последняя ночь, они крепко обнимали друг друга, их тела были точно два ломтика сыра, оранжевый и белый, чеддер и моцарелла…»

Так вот, нас с вами в настоящий момент даже такое начало вполне устроит. Нам нужно, чтобы оно просто было. Если хотите, можете посидеть и подумать над первым предложением. Если не хотите – можете написать первое, что придет в голову.

Вам может нравиться или не нравиться написанное вами предложение. Это тоже не имеет особого значения. Пусть оно просто у вас будет. И пусть оно будет написано.

Внимание: если вы просто придумаете первое предложение, но не запишете его, задание будет считаться не выполненным. Нужно его записать.

Если вам потом разонравится это первое предложение, вы его сможете легко поменять.

Правда, легкое задание? Вы дольше этот текст читали.

Когда выполните, напишите в комментариях «первое предложение написал».

И до встречи 1 января 2017-го года.

Первый вебинар тренинга пройдет в 12-00 по Москве. Ссылка будет выложена здесь, на моем сайте, а также придет вам на почту.

С наступающим!

Ваш

Молчанов

Итоги года

Почему-то итоги года я всегда подвожу в этот день. Не буду нарушать традицию.

Ощущение от года — какой-то между-год, промежуточный.

В начале года окончательно оформился наш титаниум коучинг с Настей Георгиевской и Сережей Никифоровым. Каждую неделю — созвон и раз в три месяца — встреча на два-три дня и мозговой штурм.

В начале года — объединение семьи в Москве. Я всегда чувствовал себя этаким патриархом, главой большой семьи. Теперь это так и есть.

Провел пять больших бесплатных онлайн тренингов — «Самодисциплина», «Деньги для сценаристов», «Пиар для сценаристов», «Сценарий за неделю», «Адская неделя».

Провел сценарный фестиваль «Шесть вечеров». На этот раз концепция была — мастер-классы проводили мои ученики. Мне хотелось бы, чтобы так это и закрепилось за фестивалем. Нужно натаскивать ребят:)

Провел третью сценарную конференцию. Конференция растет и набирает с каждым годом.

Запустил три потока «Волшебного пенделя» (и перезапустил его как Творческую группу). Постепенно вырисовывается формат. В новом году будем повторять.

В мастерской в сентябре был поставлен рекорд – все места на курс по сериалу были проданы за пять дней.

Попробовал ввести творческий конкурс на «Сценарий полнометражного фильма» — результат будет понятен, когда начнем работать и я увижу, кто пришел на курс.

В этом году качественно изменился состав участников коучинга. Не стало новичков, стали приходить люди из индустрии, много пишущие, известные. Стали приходить предприниматели, не имеющие никакого отношения к сценарному мастерству со своими запросами.

Вышли книги: «Пишется», «Сценарий телесериала» (лучшие продажи месяца в книжном магазине «Москва»), «Ленивая скотина» и два рабочих блокнота «Прокачай себя» и «Прокачай свои деньги» («Прокачай в себе писателя» на подходе). Переиздания блокнотов стали настоящими блокбастерами, девушки из «ЭКСМО» говорят, что они бьют рекорды продаж. Я рад.

Запустили «Разогнать за 60 секунд» — рубрику на телеканале «Пятница». Я официально стал телеведущим на федеральном канале. Как говорится, поздновато начинаете, а с другой стороны – закрыл гештальт.

Прошел тренинги – «Тайные практики» Вадим Демчог на Кипре и «Зеркало» Татьяны Мужицкой на Ольхоне. Оба тренинга очень крутые и глубокие.

Выступил с тренингами и мастер-классами в Тюмени, Нижнем, Ереване, Риге.

Провел небольшой курс по сторителлингу в бизнес-школе Сколково. Очень понравилось, хочу еще.

Запустил мастерскую мастеров – это точка роста нашей мастерской, то, что позволит ей расти и развиваться.

Запустил новый проект – интервью со сценаристами на ютубе. Кстати, если вы еще не подписались на наш канал – велкам, там будет много интересного в новом году:

https://www.youtube.com/user/kinshiktv

Побывал за год в семи странах.

Не сделано из запланированного на этот год:

Так и не сделал живой тренинг в Москве. И не очень уверен, что хочу его сделать. Посмотрим.

На следующий год:

Главная точка приложения усилий – это мастерская мастеров. В следующем году я планирую получить образовательную лицензию. Через два года начать давать дополнительное профессиональное образование с дипломом государственного образца. Через пять лет мы должны давать высшее образование. Через десять – стать университетом. Только бы здоровья и ресурсов хватило.

Больше времени буду уделять нашему каналу на ютубе. За следующий год планирую взять для канала 30 интервью, провести 4 больших бесплатных онлайн-тренинга и одну конференцию. Также будут проведены 12 вебинаров с ответами на вопросы. По поводу коротких роликов пока не решил, не очень нравится. Также пока не понятно по поводу стримов. Формат нравится. Видимо, будут какие-то совместные стримы дополнительно к интервью в студии. Задача на год для канала – миллион целевых подписчиков.

Еще один важный проект, который готовился два года и начнется в январе следующего года – детективная серия «Шиченга», которая запустится в «ЭКСМО». В следующем году выйдут три романа – «Газетчик», «Писатель» и «Сценарист». Большими тиражами, с мощной меркетинговой поддержкой издательства. Четвертый роман еще не написан, он выйдет в конце следующего года. Как будет называться, пока не скажу:) Это тоже проект сильно вдолгую, на книгах все не закончится.

На сайте ЭКСМО уже открылся предзаказ на «Газетчика» – пожалуйста, закажите книгу заранее, чтобы не пропустить, когда она выйдет:

https://eksmo.ru/book/gazetchik-ITD884423/

Пока все.

Работаем.