Меня бесит

Долго не мог понять, что меня так бесит в индустрии личностного роста. Почему меня так передергивает от фоточек бизнес-тренеров с приклееными улыбками и их зрителей, подпрыгивающих и поднимающих руки в зале.

Потому что настоящий личностный рост — он вообще не про это. Не про «Мы команда!» Не про «Вы можете!» Это все — немножко эмоционального ресурса, который заканчивается через два часа после тренинга. И потом человек говорит — о, так круто на тренинге было, мы так попрыгали, так покричали. Спрашиваешь — а что было-то? Чему научился? Что узнал? Что сделал? И человек молчит. Не знает.

На самом деле настоящий личностный рост — это не крики и не улыбки. Это тихая, методичная работа. День за днем, год за годом. Это неочевидные стратегии. Это чек-листы. Это контринтуитивные шаги. Это исписанный за время тренинга блокнот на внедрение и минимум две вещи, которые я готов сделать прямо сейчас — желательно в перерыве, не доходя до дома.

Make личностный рост great again!

Ну, вы поняли: http://shichenga.ru/index/0-2

 

Моя задача

В свое время я обозначил как цель своей жизни создание универсальной системы прокачки творческих людей.

Сценарная мастерская — часть это системы, сама система, скажем так, более широко направлена. В ней есть умение раскрывать и развивать свой талант, самодисциплина, мотивация, концентрация, скорочтение, реклама и пиар, финансы и так далее. Я работал над созданием этой системы много лет, проверяя каждую технику на себе и своих учениках.

Что-то мы делали в мастер-группе, что-то — на трех потоках тренинга «Волшебный пендель». И вот наконец в прошлом году мы запустили полноценную программу, которая называется Творческая группа.

Мы не учимся там писать сценарии, для этого есть мастерская. Мы учимся там выявлять свои таланты и использовать их максимально продуктивно.

Моя задача — создать аналог программы MBA, только в сфере личностного роста.

Моя задача — сделать так, чтобы через несколько лет во всех российских компаниях на должности, связанные с творческой деятельностью, брали людей только прошедших эту программу.

Моя задача — обучать людей для профессий, которые не сможет в ближайшие годы вытеснить искусственный интеллект.

Программа продлится год. Нулевой курс под названием «Пробуждение таланта» прошел в ноябре. Первый курс — «Концентрация», он пройдет 22 января — 22 февраля. На нем будем учиться работать со своими целями. О следующих курсах расскажу позднее.

Пока стоимость курса 7 тысяч рублей, в следующих потоках цена будет выше в разы.

Набор открыт, продолжится до 10-го января и 10-го января будет закрыт. Набирать будем 100 человек, в настоящее время на курс подано уже 53 заявки, так что поторопитесь занять свое место в Творческой группе:

http://shichenga.ru/index/0-2 

Следуйте за белым кроликом!

Разговор со сценаристом ПРО ЭТО

Сценаристы не любят и не умеют говорить о деньгах. Почему? А потому, что никто и никогда с ними о деньгах не говорил. Поэтому они стесняются, а иногда и просто боятся таких разговоров. Они считаются неприличными. Важнейшая тема, от которой зависит их благополучие, полностью ускользает от их понимания. И в итоге денежные вопросы за них всегда решают другие. Например, продюсеры, которые как раз умеют и любят решать эти денежные вопросы. Нужно объяснять, в чью пользу они эти вопросы решают?

Сценарист должен иметь возможность отказаться от любой сделки – пишу это уже в третий раз подряд. И еще в четвертый напишу: сценарист должен иметь возможность отказаться от любой сделки.

Для этого он должен вести несколько проектов одновременно. В условиях нашей индустрии это совершенно необходимо. Не понимаю авторов, которые месяцами ждут запуска какого-то проекта. «Да, у меня есть работа, просто проект остановлен, денег не платят, но говорят, может быть, в августе все начнется, так что я жду». Дружок, чего ты ждешь, ищи другой проект! «А если запустится этот проект, как я буду вести два проекта одновременно?» Как? Каком кверху! Два проекта ему трудно вести. А есть досыта три раза в день тебе не трудно?

Дэн Кеннеди ведет одновременно две тысячи проектов. В одиночку. Энтони Роббинс – пять тысяч проектов. И проекты у этих ребят не чета вашим. Да, эти ребята – специалисты по личной эффективности и жесткому тайм-менеджменту. Но никто и не требует от вас, чтобы вы вели пять тысяч проектов. Но хотя бы пять!.. Хотя бы три!..

Мой опыт показывает, что сценарист вполне может работать одновременно над 5-7 проектами. Дело в том, что работа над сценарием распределена неравномерно. Пишешь заявку – это день работы. Потом ждешь три месяца. Потом пишешь посерийники.. Ждешь месяц. Поэпизодники. Ждешь месяц. Диалоги. Ждешь полгода, пока их прочитают.

Когда возникают паузы – можно и нужно работать над другими проектами.

Как я уже говорил раньше, сценарист может и должен иметь возможность творческого самовыражения «на стороне». Сейчас я хочу добавить к этому, что сценарист может и должен иметь стабильный заработок «на стороне». Конечно, тяжело работать 8 часов в день и еще писать сценарии. Но можно устроить свои дела так, чтобы эта работа не отнимала у вас слишком много времени.

Самый простой способ – стать начальником. В свое время я перешел из журналистов в главные редакторы именно для того, чтобы никто не мешал мне пару часов в день спокойно сидеть в своем кабинете и писать сценарии.

Но кроме этого, нужно постоянно генерить новые источники дохода. Нужно превращать в источники дохода все, что вам нравится делать.

Например, мне нравится выступать перед людьми. Раньше я делал это бесплатно. Сейчас мне за это платят и, должен признаться, иногда весьма неплохо. Это и реклама и заработок.

Очень важно создавать источники постоянного дохода, которые работают без вашего участия. Не буду говорить об инвестициях, творческие люди все равно в этом ничего не понимают. Но помните, что, когда вы пишете сценарий, вы получите гонорар только один раз. Хотя обычно это довольно большой гонорар, но вы просто продадите свое время в обмен на деньги.

Ваше время – это ограниченный ресурс. Его у вас не бесконечно много.

А когда вы пишете пьесу или книгу, вы создаете товар, который будет продаваться без вашего участия. И каждый раз, когда кто-то купит вашу книгу или сходит в театр на спектакль по вашей пьесе – вы будете получать деньги. Не прилагая для этого никаких усилий.

Конечно, это должна быть хорошая книга и хорошая пьеса. Одна хорошая пьеса и одна хорошая книга – лучше, чем сто плохих книг и сто плохих пьес, которые никто не читает и не ставит.

И еще один совет. Есть одна методика управления личными финансами, которая помогает очень быстро достичь финансового благополучия. Она очень простая. И она всем известна. Уверен, вы тоже ее знаете. Но почему-то не применяете. Если бы ее применили, ваши дела очень быстро пошли бы в гору. Но, по какой-то причине, даже прочитав эту книгу, лишь несколько человек из вас последуют моему следующему совету. Именно они и станут в конце концов сценаристами №1.

Для них я и пишу эту книгу.

Итак, финансы. Вы должны точно знать, сколько у вас денег. Вы должны записывать все поступающие на ваш счет суммы. Спортсмены знают – простая фиксация результатов уже их значительно улучшает.

Откройте отдельный банковский счет. Накопительный, под хорошие проценты.

И раз в две недели приносите десять процентов от того, что вы заработали за это время, и кладите на этот счет. Делайте это регулярно, не пропуская ни разу. 10 процентов со всех доходов отправляются на счет. Даже если вы зарабатываете совсем немного, 10 процентов от этого «немного» отправляются на счет.

Сколько нужно накопить денег? Как можно больше. У вас должна образоваться «подушка безопасности», которая, при необходимости, позволит вам жить без поступления денег как минимум два года.

Теперь назначьте некий процент от одного до десяти. Это может быть и десять процентов, может быть один. Можно выбрать середину – пять процентов.

И с такой же регулярностью тратьте эту сумму на благотворительность.

И еще.

Всегда давайте чаевые. Всегда подавайте нищим. Всегда давайте пару рублей выпивохам у магазина. Всегда кладите пару монет в шляпу уличным музыкантам.

Деньги, потраченные на благотворительность, всегда возвращаются многократно. Не знаю, как это работает. И никто не знает. Но это работает.

Также необходимо фиксировать все свои расходы. Просто фиксировать. Записывать каждую трату. Сам факт фиксации помогает избежать утечек. Вы очень быстро заметите траты, которые вам не нужны. Утечки. Есть хороший термин (и звучит подходяще) – «муда» – он означает любую деятельность, которая потребляет ресурсы, но не создает ценности.

Легендарный директор «Тойоты» Тайити Оно в свое время определил «семь муда» — число типов потерь. Это перепроизводство товаров, когда спрос на них еще не возник, ожидание следующей производственной линии, ненужная транспортировка материалов, лишние этапы обработки, лишние запасы, ненужные перемещения людей в ходе работы, производство дефектов.

Каждая из этих семи муда имеет свойство заводиться и в хозяйстве сценариста. Постоянно спрашивайте себя: то, что я делаю прямо сейчас – это создание ценности или очередная муда?

Возможно, приучение к финансовой дисциплине займет у вас месяцы и даже годы, но оно того стоит. Надеюсь, вы понимаете, что я не призываю экономить на чае и сухариках. Мы с вами не Акакии Акакиевичи.

Несколько лет назад известный блогер Алекс Левитас написал нашумевшую статью «Фактор капучино», в которой подсчитал, сколько денег вы потеряете, если будете каждый день пить капучино. В этой статье, на мой взгляд, была допущена одна серьезная ошибка. Неверно выбран объект траты.

Если я хочу каждый день пить капучино, я готов тратить на это свои деньги. (Кстати, я пью довольно дорогой кофе и буду продолжать это делать, что бы там ни было). Но если вы будете контролировать свои расходы, вы можете найти такие траты, которые не приносят вам никакой пользы. Все равно как если бы вы каждый день покупали чашку капучино и выливали бы ее в раковину. От таких трат нужно избавляться. Например, если вы выписываете журнал, который никогда не читаете. Или оплачиваете подписку на сайте, на который не заглядываете. Абонемент в спортзале, в который вы не ходите. Это бреши, через которые утекают ваши деньги. Заделывайте эти бреши.

Когда вы наладите работу с накопительным счетом и установите контроль за расходами, начнется следующий очень интересный этап – инвестиции. Но это очень большая и сложная тема, достойная отдельной книги. Очень мало кто из творческих людей умеет инвестировать. Там есть очень интересные возможности…

А мы продолжаем учиться работать с заказчиками. В следующей главе я расскажу вам, как и за что нужно увольнять заказчиков.

Запомните:
Пассивный доход всегда лучше, чем продажа вашего времени за деньги.

Сделайте:
Заткните «финансовые бреши». Начните откладывать деньги.

Прочитайте:
Роберт Кийосаки, «Богатый папа, бедный папа».

Ваш
Молчанов
***
Присоединяйтесь к сценарной мастерской и регистрируйтесь в Творческую группу: «Концентрация» (22 января – 22 февраля). Окно продаж закроется 10 января: http://shichenga.ru/index/0-2
Подписывайтесь на наш сценарный канал и смотрите новые видео:  https://www.youtube.com/user/kinshiktv

ЧЕМ ОПАСЕН КУЛЬТ САМОУЧКИ?

В нашем кино презирают ученость. Человек, закончивший киношколу, посмотревший много фильмов и прочитавший много книг, вызывает подозрение – что, недостаточно своего ума, пытаешься жить заемным?
Подозрение перерастает в уверенность, если подозреваемый, скажем, будучи уже работающим профессионалом, посетит какие-нибудь курсы: очевидно, у человека проблемы с творческой потенцией, раз приходится прибегать к помощи специалистов.

Зато у нас обожают самоучек. Тех, кто «университетов не кончал», а вместо этого «до всего дошел своим умом» и делает что-то «пусть корявое, но зато свое, от души». Помню, на одном мастер-классе некая мадам сказала: «Я сразу решила, что учиться во ВГИК не пойду» и зал, в котором сплошь сидели юноши и девушки, обдумывающие житье, взорвался аплодисментами. Меня это поразило. Ведь за минуту до этого данная мадам призналась, что она не сняла ни одного фильма и ее мечта работать в кино так и осталась несбывшейся мечтой. Что, впрочем, не мешало ей проводить мастер-класс для будущих киношников.

На самом деле, откуда идут корни этого культа самоучек, понятно. Из советской системы образования, направленной на консервацию теоретических знаний. В каждом вузе в студентов вкладывали массу совершенно неприменимых в жизни знаний, и один-единственный навык – навык пять лет сидеть за столом в одной позе и ничего не делать.
В свою очередь, перекос в сторону теории произошел из-за того, что преподавателями, как правило, становились теоретики. Это как если бы строить корабли учили люди, которые не построили ни одного корабля, но зато много плавали на кораблях.

В кино происходит именно это – делать кино учат люди, которые умеют и любят смотреть кино. А ведь это не только не смежный навык – это противоположный навык. Хороший кинематографист – всегда плохой кинозритель. Он всегда не согласен с автором. Он эту сцену снял бы по-другому – с другим светом, по-другому поставил бы камеру, поставил бы актерам другую задачу, переписал бы диалог, в конце концов, по-другому бы смонтировал и наложил бы другую музычку. Именно потому, что он видит кино изнутри, а не снаружи. Понимает, как оно устроено и как оно воздействует на зрителя. Он сразу видит не то, что на экране, а то, что было в голове у автора. И с этим он не согласен просто потому, что не бывает двух одинаковых голов.

Если не верите, почитайте в дневниках Тарковского, как он отзывался о работах коллег-режиссеров (и каких режиссеров!).
Поэтому в нашем кинообразовании есть две крайности. Первая крайность самая очевидная – детей учат только кинотеории. Подчеркиваю, я не против кинотеории. Но если вы хотим выучить практиков, теорию нужно подавать через практику. Делез на съемочной площадке может помочь только в одном случае – если нужна толстая книга, чтобы подложить под ножку штатива.

Вторая крайность – когда в ход идет тот самый культ самоучки. Когда кинематографисты-практики начинают рассказывать детям о вреде книжек по структуре сценария, сценарных курсов и призывают «держаться подальше от ремесленничества», работать «по наитию», «выражать себя», не ограничивая никакими правилами.
Причем иногда такие глупости говорят действительно классные кинематографисты, которые на самом деле ремесло знают от и до. Просто очень часто они сами не понимают того, что они его знают. И соответственно, не могут объяснить, что именно и как именно они делают. А бедные дети верят взрослым дядям на слово и, вместо того, чтобы изучать ракурсы, крупности и склейки, пытаются «выражать себя».
А самое прикольное, когда крайности сходятся и возникает взрывной микс, когда детям дают километровые списки для просмотра и чтения, и сверху добавляют, что, когда они придут в кино, им все это придется выкинуть из головы и начать «выражать себя» и «работать по наитию».
Я убежден, что теория — это не более чем способ фиксации практических умений для передачи их следующему поколению. И задача не просто спрятать эти умения в сейф – вы их не для себя прячете, а найти такую форму, чтобы ученик получил не только знания, но и мотивацию для их применения на практике.

Именно поэтому в нашей сценарной онлайн-мастерской я все время стараюсь удерживать баланс между теорией и практикой. Если я что-то рассказываю – то мы тут же это применяем в нашей работе. И наоборот – иногда я прошу учеников что-то сделать, и только после этого объясняю им, что именно они сделали и как это можно применять в их будущей работе.

Александр Молчанов. Письма бунтующего сценариста

Подписывайтесь на наш сценарный канал, смотрите, обучайтесь и применяйте полученные знания на практике:
https://www.youtube.com/user/kinshiktv/

Путь сценариста. Лилия Ким

Лиля Ким о пути сценариста из Североморска в Голливуд, часть 2:

Подписывайтесь на наш сценарный канал, чтобы не пропустить новые видео:

https://www.youtube.com/user/kinshiktv/

 

 

Виш-лист


Список людей, у которых я хотел бы взять интервью для моего канала на ютубе в 2018-м году. Некоторых из них я знаю лично и, надеюсь, они ко мне хорошо расположены и не откажутся ответить на мои вопросы. А некоторых не знаю, но, надеюсь, что вселенная поможет:
Александр Миндадзе,
Александр Бородянский,
Юрий Арабов,
Ариф Алиев,
Илья Куликов,
Наталья Рязанцева,
Федор Бондарчук,
Антон Долин,
Александр Сокуров,
Наталья Мещанинова,
Михаил Местецкий,
Илья Найшуллер,
Павел Руминов,
Дмитрий Глуховский,
Павел Мунтян,
Вадим Демчог.
И не сценаристы и вообще не киношники, но мне нравится то, как эти люди рассказывают свои истории и, главное, я считаю, что сценаристам есть чему у них поучиться:
Оксимирон,
Игорь Манн,
Аяз Шабутдинов,
Петр Осипов,
Григорий Аветов,
Павел Кочкин,
Дмитрий Портнягин,
Екатерина Кононова,
Юрий Дудь.
Список будет дополняться и расширяться. Через год фейсбук мне его покажет, вот тогда и посмотрим, как ты справилась со своей работой, вселенная!

Новогодние подкасты

А мы записали новогодний выпуск нашего титаниум коучинг подкаста, инджой:

https://soundcloud.com/titaniumcoaching

Интервью с Лилей Ким в виде подкаста для тех, кто любит скачать и послушать во время прогулки-пробежки:

https://soundcloud.com/alexander_molchanov

Строю планы

Так. Итоги года подвели.

Нужно решить, что я собираюсь сделать в следующем году.
Планы построить.

В январе выйдет «Новый мир» с моей повестью «Коммунист» — на самом деле впервые на 43-м году жизни (после двадцати книг, кучи пьес и сценариев) я решил попробовать написать собственно литературу. Первые рецензии обнадеживают. Вот смешно будет, если повесть понравится какому-нибудь продюсеру и по ней снимут кино.

В январе же выйдет первая часть детективной серии «Шиченга» — «Газетчик». Следующие две выйдут в марте и сентябре. Посмотрим, что из этого получится.

Надеюсь, уже в январе закончу «Ленивую скотину-2».

В этом году буду сильно качать канал на ютубе. Планирую взять 30 интервью со сценаристами, режиссерами и писателями. Три уже взял:)

Конечно, буду много ездить, много выступать.

В январе запустим обновленную «Творческую группу». Мне бы хотелось, чтобы новые потоки запускались ежемесячно, контента много, но я пока не придумал, как этот контент выдавать, чтобы не перегружать людей.

Обычно только после нового года я начинал продавать курс по полному метру. В этом году на курсе уже мест нет. Ну и отлично. Мне нравится то, что спрос на нашу мастерскую не падает, а растет. И растет все быстрее. То, что в этот раз мы набирали по конкурсу, замедлило набор, но не сильно.

Четвертый курс в этом потоке мастерской будет «Сценарий хоррора». Набор начнем 1-го марта.

Следующий набор в коучинг начнется в феврале. Так что если вы хотите поработать со мной индивидуально — подавайте заявку заранее.

Планирую провести минимум четыре больших бесплатных онлайн-курса. В сентябре, как обычно, будет сценарная конференция.

В мае закончится обучение в мастерской мастеров. По итогам два выпускника останутся работать в мастерской.

Уже который год хочу запустить онлайн-курсы по написанию пьесы и книги. Все мои курсы зреют долго. Возможно, в этом году дозреют. Боюсь обещать.

Вообще, это только кажется, что я такой отважный и дерзкий. На самом деле я трусливый и осторожный. Каждый шаг взвешиваю. Мы все еще маленькие. Маленьким трудно. Маленьким опасно. Поэтому мы растем медленно, намного медленнее, чем могли бы, не будь я таким параноиком.

Вот и сейчас думаю о планах, а о самом главном боюсь вам сказать. Боюсь сглазить. Ладно. Сами все увидите. В свое время.

Крутой будет год.

С наступающим!

НУЖНО ЛИ НАРУШАТЬ ПРАВИЛА? 

Сегодня нашим сценаристам гораздо легче узнать, чем дышат их коллеги за рубежом. Есть интернет, профессиональная литература легко доступна, да и сценарные гуру, на чьих мастер-классах вырос весь Голливуд, проторили дорожку в Москву. Но все чаще в нашей профессиональной среде слышны разговоры — мол, настоящему художнику не нужны буквари, а настоящее искусство создается всегда с нарушением правил. Ваш покорный слуга с этим категорически не согласен.

Чаще всего нарушать правила хотят те, кто этих правил не знает. Да, читать учебники, да еще по-английски, – трудно. Читать гору чужих сценариев – трудно. Садиться за парту в сорок лет – трудно. Гораздо проще отмахнуться от всего этого и сказать, что никакие правила и вовсе не нужны. Однако тем, кто не поленился и изучил правила, их соблюдение не мешает, а наоборот, помогает в работе.

Более того, при внимательном рассмотрении оказывается, что те правила, которые хотят нарушать наши «бунтари», вовсе не являются правилами, или поняты ими неправильно. Давайте попробуем разобраться — что это за правила и чем грозит их нарушение.

1) «Сценарий должен быть непременно записан особой формой записи – «американкой».

Среди начинающих сценаристов из уст в уста передаются легенды о том, что в кинокомпаниях сценарий отправляют в корзину, не читая, если он не записан «американкой». Это неправда. Многие замечательные авторы знать не знают, что такое «американка» и с чем ее едят и это не мешает им писать сценарии, которые продюсеры отрывают с руками. Это касается и российских сценаристов и американских. Крис Картер писал сценарии «Секретных материалов» красным фломастером на цветной бумаге (чтобы нельзя было снять ксерокопию). Как вы думаете, кто-нибудь ему хоть слово сказал?

У «американки» есть одно немаловажное достоинство – она помогает автору контролировать хронометраж. Вот и все. Сценаристы используют «американку» не потому что это правило, а потому, что это удобно.

2) «Зрителям «тете Мане и дяде Коле» нужно рассказывать истории про их самих».

Ох уж эти тетя Маня и дядя Коля, так часто поминаемые нашими редакторами! Хотел бы я встретить как-нибудь эту парочку и поболтать с ними о том, о сем.

Если вы расскажете тете Мане и дяде Коле правдивую историю их жизни, они вас возненавидят и скажут, что это чернуха. Потому что жизнь тети Мани и дяди Коли, скажем так, не изобилует интересными событиями и героическими поступками.

В общем, такого правила, что тете Мане и дяде Коле нужно непременно рассказывать истории об их жизни, нет. Можете рассказывать тете Мане и дяде Коле все, что захотите.

3) «Все слова, которые произносятся в кадре, должны быть понятны зрителю».

Ничего подобного. Зрителю должно быть понятно, что происходит в сцене, для этого понимать все слова не обязательно. Когда герой говорит: «Квантовая нестабильность в реакторе спровоцировала начало неконтролируемой ядерной реакции» — зритель может знать из всей этой тирады только слово «начало» и при этом понимать, что ничего хорошего это начало не предвещает. И этого вполне достаточно.

Если вы пишете прозу, вы можете написать что-то вроде: «Он сказал несколько научных слов, которые я не понял, но по его интонации почувствовал, что дела наши плохи». В сценарии вы должны дать зрителю эти несколько научных слов. Ну так и дайте их. Если не знаете, какие именно это должны быть слова – обратитесь к специалисту за консультацией.

Для создания у зрителя ощущения компетентности героев, они могут и должны использовать научную, специальную лексику, а также жаргоны и арго.

Герои могут легко переходить на неизвестный зрителю иностранный язык и даже на не существующие в природе языки (клингонский! Эльфийский!). И перевод при этом совсем не обязателен, если зрителю понятно, что происходит в кадре – герои угрожают, спорят или говорят о любви.

4) «На первых 30 страницах сценария обязательно должно что-то произойти».

Нет такого правила. Что-то должно произойти на первой же странице сценария и должно постоянно происходить все следующие тридцать страниц. И на всех остальных страницах сценария после тридцатой страницы тоже что-то должно происходить. Если в вашем сценарии есть страницы, на которых ничего не происходит – выбросьте их.

5) «В фильме должно быть три акта».

Это не так. Три акта сегодня – частный случай и весьма редкий.

В ситкомах два акта, в полицейских процедуралах четыре, в сериалах для кабеля – пять. В полнометражном кино все еще сложнее. Там может быть и два («Жизнь прекрасна») и пять («Тутси») и семь («Скорость»).

Более того, если вы внимательнее присмотритесь к фильмам, которые раньше считались трехактными, вы поймете, что в них на самом деле 4-5 актов.

6) «Герой должен нравиться».

Нет такого правила. Вам нравится Ганнибал Лектор? Зритель должен, осознанно или нет, хотеть быть похожим на героя, желать приобрести какую-то его способность, которой нет у самого зрителя. В случае Ганнибала Лектора такой способностью является вовсе не умение вкусно покушать, а его могучий, на грани гениальности, аналитический ум.

7) «Сцены не должны быть длиннее трёх страниц».

Нет такого правила. Сцена может длиться до тех пор, пока зрителю не скучно. «Веревка» Хичкока — одна сцена, «Макбет» Тары – две.

8) «Нельзя использовать закадровый голос».

Нет такого правила. В биографических фильмах закадровый рассказчик – это лучший способ собрать фрагменты истории в единое повествование. Кроме того, закадровый иронический комментарий дает прекрасные возможности для создания драматического напряжения буквально на ровном месте. Представьте себе Вуди Аллена без закадрового голоса. Представили? То-то же.

9) «Не используйте флешбэки».

Нет такого правила. Величайший фильм всех времен и народов «Гражданин Кейн» весь состоит из череды флешбэков.

10) «Характер персонажей должен меняться».

Нет такого правила. Характер персонажей должен проявляться.

11) «В сценарии обязательно должна быть интрига».

Так и есть. Нужно только понимать, что такое интрига и как ее использовать для удержания интереса зрителя. Например, если вы делаете фильм о войне с фашистами, какая к лешему там может быть интрига? Все (ну хорошо, не все, но почти все!) знают, что фашисты в итоге проиграли. Однако место интриге можно найти даже в фильме про фашистов. Например, зрителям может быть интересно, с кем останется девушка – с унылым подпольщиком или соблюдающем нейтралитет циником. Про это есть один неплохой старый фильм, не могу сейчас вспомнить название…

12) «Зрители должны любить своего героя и ненавидеть его антагониста».

Нет такого правила. Зрители не должны никого любить или ненавидеть. Зрители должны желать победы герою и поражения антагонисту.

13) «В кульминации герой должен физически сразиться со своим антагонистом и уничтожить его».

Если вы пишете боевик – да, так и есть. В романтической комедии сцена драки со смертоубийством действительно будет не очень уместна. Однако в том или ином виде поединок все-таки должен состояться. Просто герои могут скрестить не лазерные мечи, а, например, взгляды над свадебным пирогом. Сцена от этого не станет менее напряженной. А если кульминация обойдется без поединка – зрителю будет чего-то не хватать.

14) «Объём идеального сценария – 110 страниц».

Нет такого правила. См. «Титаник» и «Аватар».

Честно говоря, мне не очень нравится само это слово – «правила». Оно предполагает, что есть некий свод из десяти или тридцати, или трехсот правил, соблюдая которые, непременно добьешься успеха. Такого свода правил, конечно, нет и быть не может. Но есть базовые принципы воздействия на аудиторию. Если вы их знаете и умеете их использовать – смотреть ваше кино интересно. Если не используете – зрителю станет скучно.

Вот это и есть главное правило – автор должен сделать так, чтобы зрителю не было скучно. Никогда не нарушайте его. И да пребудет с вами сила.

Ваш
Молчанов

И мы в нашей мастерской этому правилу следуем:

http://alexandermolchanov.ru/news/vtoroe-sobytie/

Лучшая профессия в мире

Конечно, это профессия сценариста. Возможно, у вас есть знакомые сценаристы, которые стращают вас историями о кровожадных редакторских поправках, или вы читаете блоги сценаристов и вы видите там постоянные жалобы на идиотов-режиссеров, исказивших их прекрасные замыслы, и мерзавцев-продюсеров, обобравших их до нитки. Знаете, кому адресованы эти рассказы? Вам. Все сценаристы мира собрались однажды в одном злачном местечке в Подмосковье и сговорились между собой о том, что они будут рассказывать всем остальным о том, какая трудная у них жизнь, чтобы остальные не бросили свои работы и не подались в сценаристы. Потому что если все будут сценаристами, кто же будет… стоять у станка, или что там вы делаете в свободное от фейсбука время. На самом деле, если бы быть сценаристом было так плохо, как об этом говорят сценаристы, все сценаристы бы уже давным-давно бросили свою работу и встали бы к станку (или у чего вы там стоите в свободное от…), оставив вас без работы. А они почему-то не бросают. Правки вносят («хоть и морщутся, а тру», как говаривал классик), с режиссерами здороваются, даже продюсеров как-то терпят. А знаете в чем секрет? Секрет в том, что сценаристом быть – о-фи-ген-но! Замечательно быть сценаристом. Лучшая работа в мире. Нет другой такой работы. Сейчас объясню, почему.
Во-первых, сценарист занимается творчеством. Да, что бы вы там себе не думали, но даже детективчег для НТВ написать – это творческая работа. Работа, имеющая все признаки творческой. Все время надо что-то выдумывать. И на исполнителя работы она воздействует соответствующе. Обычная работа отупляет, а творческая – развивает. Даже если он пишет детективы для НТВ. Хотите проверить? Нет ничего проще! Попробуйте побухать сначала со сценаристом, а потом с чуваком, который укладывает шпалы. Есть у меня подозрение, что разницу вы почувствуете.Во-вторых, сценарист может ощущать себя причастным к волшебному миру киноискусства. Он может не принадлежать к этому миру, но чувствовать себя – вполне. Очень прикольно ходить по городу и сознавать, что ты – сценарист, а все кругом – ну так… просто люди.

В-третьих, сценарист при всем том не обязан тусоваться с другими киношниками. Не надо ходить на премьеры, не надо высиживать по полдня на совещаниях в Доме Кино. В конце концов, не надо торчать сутками на площадке или в монтажке. Сдал сценарий – и свободен.

В-четвертых, у сценариста до фига свободного времени. Гораздо больше, чем у продюсеров или режиссеров. Режиссер не может во время съемок бросить все и пойти в магазин за мороженым или на пруд купаться. А сценарист может. И даже должен. Себя нужно баловать.

В-пятых, сценарист мобилен. Он может в любой день поехать в любую страну мира и оттуда работать. Такого даже Константин Львович Эрнст не может себе позволить. А сценарист – легко. Половина сценаристов сейчас пишет свои сценарии в Индии (вторая половина – в Финляндии). И только третья половина, самая маленькая, торчит в Москве, да и то только пока делают визы.

В-шестых, сценаристы нормально зарабатывают. Для людей, которые работают три часа в день, сидя в трусах на кухне – очень даже нормально.

В-седьмых, иногда, совсем редко, и далеко не всем, но все-таки некоторым удается написать что-то такое… такое… этакое… ради чего стоит вытерпеть и свободный график и путешествия по дальним странам, и гонорары и сознание своей избранности. Короче, отличная профессия. Замечательная. Лучшая в мире.

А о недостатках этой профессии я вам расскажу подробно (и еще от себя присочиню) в моей сценарной мастерской. И как между этими недостатками лавировать, тоже научу. Обучение у нас проходит онлайн, без отрыва от производства: http://alexandermolchanov.ru/news/vtoroe-sobytie/

Ваш
Молчанов